Первый второй день

DSCF441077DSCF441077Утро второго дня в Черногории началось с суеты. Маруська требовала горшок, компотику, на пляж, рвалась между желаниями рассказать про свинку Пеппу и показать домик Маши и Медведя. Мы старались всунуть в нее кашу и напялить трусы. Через час-полтора суеты, беготни, ора, маруськиного конечно, выкатились на пляж. Детка хотела идти сама, сама нажимать на кнопку лифта и брала с собой все: зайку, Микки — этоее сандальки с изображением черных мышей, еще кукольную коляску и многое другое. Я тащила надувной матрасик, пляжную сумку и прочую дребень.Прохлада кондиционированного подъезда сменилась влажным уличным теплом и гвалтом птиц. Уговорив детку сесть в коляску, пошли к морю. Маруська опять требовала «комарика», и Наташка в стопятидесятый раз затянула: «Вдруг откуда ни возьмись маленький Комарик, и в руке его горит маленький фонарик»… С удовлетворением прослушав про то, что «Муху за руку берет и к окошечку ведет», а также апофеоз мухиного счастья: «а теперь, душа-девица, на тебе хочу женится — Маруська потребовала повтора. Да, подумала я, это я правильно сделала, что привезла поющую курицу — песенки три-четыре, но при деткином стремлении слушать одну песню до тех пор, пока не затвердятся слова и мелодия, „курики“ вполне хватит. Ну не исполнять же в чужестранной Будве в начале восьмого утра арии Айболита, Комара и Мойдодыра из российских мультиков.Курица и вправду мне потом очень пригодилась, жаль, что потеряли ее недели через две. Распевая вместе с „курикой“ про то, что „Я иду по лесенке, напевая песенку“, или про беготню по лужам, Маруська отвлекалась от постоянной болтовни и вопросов, а я могла помолчать, не жужжа сладким голосом, что папа и мама на работе, но скоро придут домой. Не говорить же на самом деле, что, оставив детку на бабушку, родители рванули в Африку: Замбези, Килиманджаро и еще куча экзотических названий диких мест, — где любуются на озера, полные бегемотов, ходят по дорогам в окружении табуна мартышек, ну и прочие радости африканской флоры и фауны.DSCF4416777DSCF4416777Утренняя Будва встречала нас жарой, но вполне умеренной, ароматами выпечки и кофе, в тех ресторанчиках, где принято завтракать, суетой у открываемых магазинов, приветствиями и вполне натуральными улыбками продавцов и, конечно, морем. Тихим и ласковым, прозрачным доневозможности, снующими в воде и над нею косяками рыб. Это прикольно наблюдать: на десятке квадратных метров что-то торчит из воды — будто тысячи пузыриков, а подплывешь или подойдешь поближе — косяк рыбок, и все лицами вверх. Что за морские создания, предпочитающие дышать атмосферным воздухом? Тут я не сильна.Море в городке мелкое. Песок или галька. Но есть пляжи с песком тончайшим, как золотая пыль. Здесь такие называются, кажется, Монтенегро. Но немало побережья, усыпанного, нет, точнее, уваленногодикими глыбами, ужасными и могучими, как Гудвин. Мы остановились на песочке, и были на пляже первыми. В июне в Черногории рано вставать не принято: очень много разноязычной молодежи, которая гуляет до поздна, и дрыхнет потом до обеда.DSCF442677DSCF442677На пляже я искренне огорчилась. Наташка почему-то разлюбила купаться — все ей холодно. Может в стремлении беспрестанно худеть, до состояния, что я называю „детский лагерь Саласпилс“, и полной утратеподкожных запасов, вода, даже при +25, ее выстуживает. Ну, а коль мама в воду не идет, у ребенка никакого желания.Взяла за руку, повела. Едва море стало по колено, Маруська неожиданным басом и очень по-взрослому заорала: „Спасите! Помогите“… — было смешно. Ладно, мстительно подумала я в адрес дочери, уедешь — опятьк воде приучу.Еще в Майами, едва детке исполнилось десять дней, Наташка перевела мой вопрос педиатру: можно ли купать детку в бассейне или океане? Педиатр, мужчинка с комплексом Наполеона и глазами, что шоколадным сладким кремом вечно ползают по выпуклостям юных кормящих мамочек, завис в искреннем недоумении. Потом отвис и закудахтал, всплескивая ручками, нет, ручечками, зыркая на меня злобными глазками, на всех, слышимых им языках: ноу, найн, нет и, на слух, что-то иудейское.Не впечатлившись его языковой какофонией, я уточнила, показывая на дочь, что она, дескать, плавала с недельного возраста, потому ничем не болела, хвостом и жабрами не обзовелась. Смотря на меня как»солдат на вошь" (из какого это фильма? А, из «Неуловимых»), доктор пробулькал, что до месяца запрещает, а там… Как уж вам угодно. Впрочем, за те денежки, что обходился каждый его прием — долларов400-500, мог быть и повежливее.В ванной новорожденная Маруська плавала минут по 20-30 с того дня, как зажил пупик, и делала это с видимым удовольствием — толкалась от бортика ножками, лежала на животе — благо, ванна была большая, и мы легко помещались вдвоем. В бассейн я отволокла ее ровно на 31 день жизни, но, учуяв запах хлорки, перенесла в океан. Толпа американцев и прочего пляжного контингента вначале, кто с ужасом, кто с явнымосуждением, таращилась на русскую крейзи и мать младенца, нервно носящуюся по берегу. Но очевидность того, что океан детке дико понравился — она расслабилась, разлеглась и собралась было подремать,морщась изредка, когда очень соленая вода Атлантики попадала в рот, быстро успокоились и прикидывали, в чем весь кайф.На другой день уже десятки мамаш стояли в океане, держа отпрысков на руках, а через неделю заполонили прибрежную полосу надувными плотиками, на которых спали, укачиваемые волнами, младеньчики впрозрачных распашеночках. У плотиков были сетчатые полукрыши, не дающие солнцу перегреть детку. Океан качал, ветерок обдувал, мамаши болтали с подругами, весьма комфортно чувствуя себя в воде, равнойили немного выше температуры тела.В Черногории на пляжах новорожденных полно, крохотные человечки охотно купаются на руках матерей и отцов, кормятся грудью и спят в тенечке. Дети постарше — от года и так далее — ноятся, плавают, копаются в песке, строят башни и лепят куличики. Для детей — благодать, что усиливается теплым и мелким морем.Да, если ехать с ребенком, который пока на детском питании, то лучше везти его с собой — здесь очень дорого. Но изобилие фруктов снимает многие проблемы, связанные с кормежкой. Маруська с удовольствиемпоглощала черешню — огромные вишневого цвета ягоды — очень сладкие и сочные. Поэтому, глядя на нее и прочую детвору, у которой изо рта, по подбородку и на грудь стекает бордовая черешневая кровища, думала:вот откуда в этих местах родилась история про Дракулу. Все детишки, да и некоторые взрослые, выглядят как вампиры, только что изрядно, до отвалу насытившиеся.С ребенком на пляже сидели не долго — часа два. Солнце начинает печь нещадно, и детке хочется домой — пора, бабика. Обед, сон, подник, вечерняя прогулка, но обязательно с купанием. Тут уж народу на пляжетьма, так что ни сесть-ни лечь. Сырыми идем на детску площадку, Маруська говорит «на паровозики», где носимся в лабиринте, скачем на батутах и катаемся на каруселях. Старательно веселящуюся до полногоухамаздывания детку мчу домой. Ужин, душ, спать… Иногда нет сил на сказку. В восемь, край в девять, напившись кефира, Маруська засыпала. У меня начиналось личное время. Ну как личное? Кроме интернета,новостей, переписки и разговоров с друзьями и по работе — на мне уборка, готовка, стирка и мытье полов. Блин, опять час ночи… Падаю…

Рассказать друзьям:

1 комментарий

RSS
Гость
14:04
Лена, как хорошо Вы написали. С любовью, юмором и , вообще, Лена-Дама-праздник.
Загрузка...