Белых могли пытать по новому делу "Кировлеса", считает главный редактор "Эхо Москвы" Венедиктов

Белых могли пытать по новому делу "Кировлеса", считает главный редактор "Эхо Москвы" Венедиктов
Алексей Венедиктов: Фото: amic.ru
Алексей Венедиктов: "Дело Кировлеса по-прежнему (я не изменил свою точку зрения) является политическим и абсурдным по обвинению и по процедуре".

В эфире программы «Особое мнение», которая выходит на радиостанции «Эхо Москвы», главный редактор данной радиостанции Алексей Венедиктов говорил о новом деле «Кировслеса». Вятский наблюдатель предлагает своим читателям выдержки данной программы.

Т.Фельгенгауэр

― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я рада приветствовать в этой студии главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова. Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.Венедиктов

― Здравствуй, Тань, еще раз.

Т.Фельгенгауэр

― Наблюдали мы сегодня за удивительными приключениями судебных приставов, которые пришли к Алексею Навальному и, значит вот, срочно его доставляют в Киров. Петра Офицерова, кстати, буквально выгнали из больницы. Это всё зачем?

А.Венедиктов

― Ну, если не о приставах, а о процессе, он как был политическим процессом в своей первой ипостаси, когда он проходил, так он и остался политическим процессом. А когда процесс политический, то разные службы государства (разные), начиная от медиков, как мы выяснили в муниципальной больнице, ну и заканчивая там Верховным советом, который принимает те или иные решения, президентом, который вмешивается, когда Навального арестовывают, применяются все возможные структуры для решения вопросов. Зачем? Зачем это так? Ну, это демонстрация силы государства. Вот, когда тебя опять…

Ты купил билеты лететь, да? Показываешь их. 5 приставов (пять, Таня!) на наши с тобой деньги налогоплательщиков сопровождают его до самолета в закрытой зоне. 2 пристава летят в самолете, да? Рядом – чтоб не влево, не вправо и так далее. Ну, надеюсь, там до гостиницы его тоже куда-то отвезут.

Это всё элементы демонстрации, это всё элементы устрашения. Когда идет политический процесс, демонстрация и устрашение являются одной из компонентов любого политического процесса в любой стране. В нашей то же самое.

Т.Фельгенгауэр

― Та скорость феноменальная, которую мы наблюдаем во второй ипостаси Кировлеса, о чем говорит? Куда торопятся?
А.Венедиктов
― Ни о чем не говорит. Не знаю. потому что это какой-то план, который понятно, что регулируется тоже из центра, из Кремля, когда отменяются заседания в многочисленных судах, чтобы адвокаты могли приехать. Когда адвокат Навального или Офицерова (не помню, кого) должна поехать была в зону к другому своему подзащитному…

Т.Фельгенгауэр

― Светлана Давыдова, да.

А.Венедиктов

― Да. В этой зоне объявляется карантин для всех. Так, всё одновременно. Эти суды закрываются, здесь переносятся, здесь болеют, а здесь карантин. Для того, чтобы это шло быстро.

Не знаю, Таня. Должен сказать, что всё в деле Навального непредсказуемо. И арест Навального в прошлый раз был непредсказуем. И освобождение то трагикомическое, я напомню, трагикомическое, если кто забыл, его освобождение, когда адвокатам Навального через их друзей говорили «Вносите протест. Вносите протест на арест» (из Кремля говорили). Они говорят: «Мы вам не верим, мы вам не верим». Тогда, значит, ищут Генри Резника, он пытается их уговорить, они не вносят протест, не верят. Тогда прокуратура вносит протест, по приказу Генерального прокурора, видимо. Да? То есть это, конечно, трагично (арест человека ни за что). Я еще раз повторяю, ни за что. Но это и производит впечатление комедии. И здесь то же самое.

И я должен сказать, что я еще раз внимательно читал дело, которое инкриминируется Навальному. Я всё равно… Я, конечно, тупой, и мы все тут тупые, но я вот не могу понять эту историю с хищением.

Вот, ты мне продашь эту кружку за 2 рубля. Я тебе заплатил 2 рубля, взял кружку и продал ее, вон, Максимычу за 2 рубля 20 копеек. На сколько я тебе на нес ущерб? Тебе?

Т.Фельгенгауэр

― Я полагаю, ни на сколько?

А.Венедиктов

― Не, ну, предположим, что ты же тоже могла ему продать за 2 рубля.

Т.Фельгенгауэр

― Ну хорошо, 20 копеек.

А.Венедиктов

― За 20 копеек. Нет!

Т.Фельгенгауэр

― Почему?

А.Венедиктов

― 2 рубля 20 копеек. Так в деле Кировлеса.

Т.Фельгенгауэр

― Так вы же мне 2 рубля дали?

А.Венедиктов

― Так в деле Кировлеса. Кировлес был куплен за 14 чего-то там, продан за 16, ущерб – 16. Это в деле и это в приговоре. Собственно, вот. Вот, я не могу это понять и не пойму никогда. Я уж не говорю, причем тут Навальный, но я всё равно не могу понять.

Т.Фельгенгауэр

― Ну, не будем гадать на кофейной…

А.Венедиктов

― Я просто напоминаю нашим слушателям, что это вот… Почему процесс политический? Вот, ровно поэтому. По этому ущербу.

Т.Фельгенгауэр

― Не будем гадать на кофейной гуще, чем закончится.

А.Венедиктов

― Абсолютно кофейная гуща, да. Никто не знает.

Т.Фельгенгауэр

― Ну, очевидно, очень скоро. Про Кировскую область, но уже про бывшего губернатора. Тоже дело судебное. Никита Белых, про которого нам стало известно, что сегодня, вроде, должны перевести его в больницу Матросской тишины. Почему это дело никуда не двигается?

А.Венедиктов

― Ну, во-первых, оно двигается, потому что его переводят в Матросскую тишину. Это очень важный перевод. И хотел бы поблагодарить Еву Меркачеву и ОНК, которые исследовали, как он сидит и что у него со здоровьем. Это прежде всего здоровье. И благодаря тому, что в стране сохранились независимые медиа, которые сделали это публичным и это прочитали люди, принимающие решения о судьбе Никиты Белых, вот этот перевод стал возможным. Потому что когда газета «Московский комсомолец» кладется на стол всем людям, принимающим решения (а она кладется на стол и это я знаю), от президента до председателя Верховного суда и до министра юстиции, и когда читается эта статья, ну, дальше что?

А почему не двигается? Потому что в этом деле по-прежнему… Почему там следователя не было что-то с 15-го ноября, что ли, или октября?

Т.Фельгенгауэр

― Да-да-да. С октября, по-моему.

А.Венедиктов:

― С 15-го октября не ведутся следственные действия. При этом не пускают никого – ни маму 75-летнюю, ни брата, бывшего заместителя прокурора…

Т.Фельгенгауэр

― Прокурора Пермского края.

А.Венедиктов

― Не-не-не, он был уже полпредом. Выше! Александр Юрьевич был выше. Там ни невесту, ни детей, никого.
Значит, это означает… Почему не пускают? Почему следователь не пускает? Это означает, что от него хотят каких-то показаний, которые совершенно очевидно не связаны с тем обвинением о взятке абсурдном (на мой взгляд, абсурдном), которое ему предъявляют. Значит, рядом с этим я вижу только дело Кировлеса. Он давал показания в прошлый раз (я имею в виду Никита Белых) в деле Навального, которые не удовлетворили обвинение. Понятно, что Никита обладает значительной репутацией в глазах людей, которые не обязательно всегда поддерживают власть (скажу я так, витиевато). И если бы он дал показания на то, что Навальный вор и всё украл, наверное, это бы можно было сказать «Ну вот же. Ну, вот ваш либеральный губернатор и то». Поэтому я думаю (я не знаю), я думаю (скажу я лукаво), что от него хотят показания на Навального. И это пытка, отказ от свиданий, отказ от права ему жениться, если он хочет, отказ от свиданий с 75-летней мамой. Страшно сказать. Вы что, хотите, чтобы было как с Ходорковским и с его мамой? Тем не менее. Это цель. Это пытка. Его пытали. И только благодаря, повторяю, ОНК и прессе, об этом узнали люди, которые не хотят повторения, там, второго дела Магнитского, например.

Т.Фельгенгауэр

― Но Никита Белых занимал высокий пост.

А.Венедиктов

― Ну и что?

Т.Фельгенгауэр

― Он был губернатором.

А.Венедиктов

― Ну и что? Не имеет значения. Послушайте, там сидят другие губернаторы, которые идут на сделку со следствием или не идут на сделку со следствием, которые сидят там как министр под домашним арестом. Или сидит губернатор, к которому пускают врачей, у которого разрешают иметь таблетки в камере. А Никите только вчера разрешили иметь эти таблетки в камере.

Понимаешь?

Это вопрос не должности. Это вопрос полезности этого человека для политических проектов, в частности проекта, который мы условно называем «Алексей Навальный», на мой взгляд. Эта история настолько очевидна, что о ней, не стесняясь, говорят в коридорах. Я не хочу сказать «кремлевских» — в коридорах власти. На все мои, скажем, предположения, знаешь, как люди говорят? «А почему этого не может быть? Может быть. А почему ты думаешь, что с него не могут требовать показания на Навального? Могут требовать». Люди, вот, ходят по коридорам, которые завтра могут оказаться там с такими же задачами. Ну, с другими задачами, со шпионскими задачами.

Поэтому, на мой взгляд, поскольку дело Кировлеса по-прежнему (я не изменил свою точку зрения) является политическим и абсурдным по обвинению и по процедуре, и по окружению, и по всей этой клоунаде, для многих трагической клоунаде, я считаю, что Никита Белых к ней привязан.

ПОДЕЛИТЕСЬ НОВОСТЬЮ С ДРУЗЬЯМИ
RSS
Не чего удивительного. Это Россия
Сергей
11:35
+1
Предлагаю санкционировать пытки в отношении Венедиктова. А то не честно как-то получается: он нас много лет пытает своей пропагандой и идиотизацией, а сам каждый раз выходит чистеньким. Это не справедливо.
Владислав
11:41
+1
Правильно!
Сделать короткую стрижку
И побриться на конец
вовочкин
11:44
+1
Жадность фраера сгубила. Привычка в России всех жалеть может выйти боком. Надо было сразу честно во всем признаться: Когда, сколько и с кого брал откаты. Здесь я верю больше правоохранительным органам, которые его разрабатывали, наверное, не один месяц. Пошел сразу в отказ, теперь пусть отвечает. ФСБ молодцы, уважаю. Свой хлеб не зря едят.
абориген
13:04
+1
Вроде говорил, а казалось бредил, ни чем другим такое идиотское заявление не обьяснить.
b0ristas
15:25
+1
Это называется – привлечение инвестора в область
После того, как мы утопим Навального в своих грандиозных помойках, нам дадут денег на очередную в Марадыково. Ну, и что мы продаем? Заправку ракет биогазом.
Гость
16:33
+1
Господа не знали, что для большинства жителей глубинки жизнь в области — пытка! Особенно для тех, кто нуждается в медпомощи, которую выстроили бывший губернатор и его команда.
Захочешь и на селе пропетляешь. Не умеешь и в Москве пропадешь
Михаил
02:09
А сейчас с приходом г. Васильева заживём!!!))
Ссыковатник
00:37
Из новостей совсем пропал Навальный. Даже архив ВН почистили, бл.ди.
А между тем, Навального сделали узником Хилтона.
Маракулин Дима
18:59
Приезд клоуна Медведойгу или блеянье какого-нибудь Черкаленчука распиарены, а очередной, повторный, позорный суд над Навальным (событие всероссийского масштаба), вообще вне фокуса.
Загрузка...